Злую шутку сыграл жребий на третьем туре парламентских теледебатов: Партия 5.10 «Україна — єдина країна» Интернет-партия Украины «Правый сектор»

опубліковано 21 жовт. 2014 р., 02:48 office ewgenus   [ оновлено 21 жовт. 2014 р., 02:48 ]
Третий тур, сведя согласно слепому жребию в студии маргинальные партии, продемонстрировал всего лишь крайние проявления на самом деле всеобщих тенденций украинской политики.

Учасники:

Партия 5.10

«Україна — єдина країна»

Интернет-партия Украины

«Правый сектор»

Злую шутку сыграл жребий в третьем туре парламентских теледебатов. Очень злую: свёл вместе… как бы это поделикатнее сказать… наиболее необычных, таинственных и загадочных субъектов пропорциональной половины выборов. Зрелище, как и следовало ожидать, вышло ещё то: всякие там «Україна має талант» ему и в подмётки не годились. Феерическое, одним словом, зрелище. Слепой жребий оказался воистину гениальным: любой сценарист и любой режиссёр позавидовали бы ему.

Буквоеды и скептики (как вот, например, автор этих строк), равно как и ценители чистоты жанров, могут сколько угодно говорить о том, что к политике всё это, в общем-то, имело крайне отдалённое отношение. Но в том-то и дело, что нет, вовсе не отдалённое. Ибо по некотором размышлении понимаешь: это были крайние проявления всеобщих тенденций украинской политики. Её, так сказать, экстремумы, максимумы и минимумы, сконцентрированные в одно и то же время на одном и том же пространстве. И всего лишь, отнюдь не более того. Это была типичная и привычная политика по-украински, всего лишь несколько гиперболизированная. Всего лишь доведённая — нет, даже не до абсурда, а просто до абсолюта. Пародия на политику по-украински, тем более прекрасная, что невольная, неосознанная.

Что касается ведущих, то, по моему мнению, они свою роль выстрадали не до конца — о вкусах, впрочем, не спорят. Представляется, что адекватнее всего выглядело бы, если бы Мирослава Гонгадзе и Зураб Аласания выдерживали весь этот пир духа, он же маразм утончённый, с серьёзным, а ещё лучше, с до невозможности серьёзным видом. Но стоицизма им не хватило, и если в предыдущих турах они лишь иногда и лишь намёками показывали своё отношение к происходящему и к действующим лицам, то в этот раз они своего отношения не скрывали и разве что не заявляли о нём открытым текстом. Открытый текст прозвучал в одном из вопросов из зала: автор вопроса заявил, что участники данного тура дебатов идут на выборы по приколу — чем и вызвал праведный гнев оных участников.

И всё-таки, что касается ведущих, то представляется, что им по штату положен нейтралитет, и нарушать его лучше не надо было. Зураб Аласания неоднократно обращался к участникам по именам: «Геннадий, Юрий». Зрителям оставалось только гадать, кто имелся в виду: вряд ли так уж многие запомнили участников по именам после представления в самом начале эфира. Да и вряд ли такая стилистика в данном случае была подобающей.

Рубрика (или раздел, или раунд) «Вопросы из регионов» в этом выпуске достигла своей кульминации: мало того что был один-единственный вопрос из одного-единственного региона, так зрители ещё и не узнали, из какого именно региона: его так никто и не назвал.

Один из прозвучавших вопросов стал для участников просто бальзамом на душу. Вот как он звучал (прежде чем читать, вдохните поглубже): «Чи народиться постматеріалізм серед української еліти, й чи будете ви цьому сприяти?» Мне, вообще-то, показалось, что все участники дружно и изо всех сил «сприяли» этому на протяжении всего эфира.

Как это стало случаться, участники разбились на приятельские пары: «Україна — єдина країна» демонстрировала дружбу с «Правым сектором», а Интернет-партия пыталась найти общую волну с «5.10».

Сознаюсь: при написании материала главной трудностью было отобрать достойные репродуцирования цитаты: едва ли не каждая прозвучавшая реплика заслуживала не только занесения в анналы, но и глубокого и, главное, длительного осмысления.

«Пять-десять» прибывает, «Пять-десять» прибывает…

Вот она — главная интрига нынешних выборов: что такое «5.10»? Почему «пять — десять», а не, скажем, «семь — сорок» или, там, «четыре — двенадцать»? На протяжении выпуска зрители этого так толком и не узнали. И с политтехнологической точки зрения это совершенно правильно: вот проголосуете за «5.10», изберёте в парламент — тогда и узнаете. Может быть.

Вот вы все думаете: нашёлся такой прикольный дядечка, придумал прикольную идею и стал её раскручивать и продвигать, забавляться по полной программе? А вот и нет. Геннадий Балашов — старожил украинской политики. А ещё — завсегдатай избирательных кампаний. Вот вы, например, помните такую партию – «За красивую Украину»? Не помните? Ну, и правильно: партию эту все, кому не лень, подозревали в том, что единственной её целью было отбирать голоса у демократических партий, разводя лохов — простите, маловзыскательных избирателей — аки котят. А основателем и праводержателем этой партии был именно он, Геннадий Балашов.

Несмотря на основополагающую фриковость партии, побывать в парламенте он успел — в ІІІ созыве. И даже в советниках президента Леонида Кучмы тоже походил. Вот что пишет о нём благосклонный и даже очень благосклонный к нему материалhttp://politrada.com/dossier/persone/id/8876: «Около 1000 сотрудников предприятия «Москва» были морально готовы идти за своим шефом, когда тот задумал, на первый взгляд, совершенно невыполнимую задачу – построить «солнечный» город… Не обошлось и без хуторянского жлобства, присущего местным национал-радикалам. Название балашовского предприятия «Москва» неоднократно подвергалось нападкам озабоченных «патриотов»… Его подпись стоит под историческим текстом Конституции, по которой сегодня живет наше государство. С бизнесом у него не сложилось, он не ушел в чиновники. Закаленный в политических баталиях прошлых лет, он остался свободным романтиком, наивным и верящим в чудеса, которых как известно, не бывает… Финансист и рейдер, на счету которого и созданные предприятия, и захваченные, стресс-менеджер. Создатель центра «Школа политической психологии», бизнес-тренер, коучер”.

В общем, «кучерявый без волос, тоненький, как бочка». А его «5.10» – это, надо полагать, математическая формула «красивой Украины». Гармония, поверенная алгеброй.

Несколько раз в течение эфира казалось: вот-вот наш герой объяснит, какой глубочайший смысл заложен в магической формуле всеобщего счастья. Потому что из агитационных роликов, демонстрируемых, в том числе, и в рекламных паузах Национальных дебатов, складывается впечатление, что речь идёт об обыкновенной финансовой пирамиде: мол, когда «мы» насобираем 100000000 долларов, все вкладчики вернут свои вклады в десятикратном размере, а Украина станет безналоговой. Кажется, что среди политических партий в избирательную кампанию по какому-то нелепому недоразумению затесалась коммерческая структура. Если в ходе дебатов Балашов и внёс ясность, то очень небольшую: первое — вообще убрать все налоги, и второе — всё-таки два налога оставить: «налог пять» и «налог десять». Не поняли, что имеется в виду? Ну, вы даёте! Вам же «наивный рейдер-романтик» несколько раз объяснял на пальцах: вот пять, а вот десять!

Большинство реплик нашего героя сводились к одному и тому же: «Пять-десять, пять-десять». Как в том анекдоте: «Вам сыграть Брамса? Брамс-пам-пам-пам-пам-пам-пам».

Если чего и недоставало ответам и репликам Балашова, то нестандартности и оригинальности там было через край. Вот, например, о пенсионной реформе: «Не нужен пенсионный фонд… пенсию получать в банке». Ну, да: «Где взять деньги? – Как где, в тумбочке!» А ещё надо «освободить страну из налогового рабства, вводить систему 5.10». Всё чётко и ясно.

«Задача: стать самыми богатыми в мире… Политики должны говорить правду: граждане Украины — нищие, они не ставят цели стать богатыми». Проще пареной репы: перестаём платить налоги — на сэкономленные деньги становимся самыми богатыми. Неужели не ясно? «Программа 2020 — программа нищеты». Ещё: «Должны запомнить, что деньги — главное… Мы живём в крысином обществе. У людей не хватает мозгов». Это — о своих потенциальных избирателях? Каюсь: когда я услышал о «пирамиде мослов» – с ударением на второй слог, не сразу и понял, о чём идёт речь.

О разгосударствлении СМИ: «В бедном обществе падает мораль. Кто будет вещать на общественном телевидении от имени общественности?» И снова, и опять: как же это никто в мире не додумался до такой простенькой схемы: чем богаче, тем моральнее? Оказалось, что наш герой не отличает общественное от государственного. «Когда господа налюстрируются…» – это из другого ответа.

«Единственное, что мы можем дать, – это территория безналоговая, где будут совершаться сделки всего мира». Об образовании: «Люди должны учиться в любом вузе мира. У нас система образования больная, с ней нечего делать». Короче, ничего нам не нужно, ничего у нас не выйдет, ничего нам не светит, и пытаться не стоит — только как территория безналоговая Украина и годится. Весело и заманчиво, ничего не скажешь.

Ну, и вот такое: «Партия «5.10» – единственная, которая имеет экономическую программу. Нас контролировать очень просто — смотреть на знамя. Нам нужна вся власть». Что умилило окончательно и бесповоротно, так это ссылки на успешный пример Гонконга и призывы копировать его опыт. Не говоря уже о различии в размерах и статусе, хотелось спросить: вообще-то, господин Балашов с новостями знаком?

«Обращаюсь к Порошенко, чтобы он наконец объявил войну войной, а оккупированные территории — оккупированными территориями». Чёрт возьми, можем же, если хотим! И тут же: «Люди будут уезжать из депрессивных регионов и селиться в Киеве, Киев будет расти». Вот уж спасибо! Типичная, кстати, картина для африканских стран — гиперурбанизацией называется. И ещё для России, где в Москве живёт каждый десятый житель страны с самой большой в мире территорией.

«Україна — єдина країна»: дело в кепке

Ещё одна партия из серии «Счастья, здоровья». Вот вам вопрос: ничего не зная об этой партии, вы можете что-нибудь сказать о том, что это за партия, что она отстаивает и против чего выступает? Судя по выступлению в эфире дебатов, ещё одна «партия Майдана» – несколько радикальная, но в пределах разумного. Чем она отличается от «Свободы», «Правого сектора», Радикальной партии Олега Ляшко? Кепкой — вот чем. Спикер от партии появился в студии в кепке, в ней и дебатировал. А если в первом акте оратор — в кепке, в третьем акте он её непременно снимет. Именно так и произошло. Почему только он держал её в руках вверх ногами, словно все порядочные люди должны были туда что-нибудь положить?

Многие реплики, кстати, были вполне здравыми и даже резонными. Взвешенными и не лишёнными смысла. Слишком общими и отвлечёнными? Ну, так это — всеобщий тренд: на то они и дебаты, чтобы не говорить ничего конкретного. Не опускаться до деталей, в которых и может крыться дьявол. А вообще-то, судя по репликам (или всего лишь показалось?), данная партия — это такая себе «партия Майдана для русскоязычного Юго-Востока». Только вот почему-то именно так её представитель ни разу не сказал, даже намёком.

Во многих ответах была явной доходящая до поклонения симпатия к Дальнему Востоку — Гонконгу, Сингапуру, Южной Корее. Боюсь только, что при всём желании новой Кореи из Украины не выйдет, и польский опыт для нас намного более реален, чем сингапурский или тайваньский.

Как наладить пенсионное обеспечение? «Здоровый образ жизни» – и пенсии, по-видимому, вообще не понадобятся.

«Я уверен, что третий майдан будет. Во власть должны прийти люди, которые были на фронте». Ну, если так, то и третий майдан не нужен: решительные «люди, которые были на фронте», где-нибудь в Латинской Америке берут власть безо всякого майдана. Вот только что из всего этого обычно выходит? «Донбассом это не окончится», – не уставал пророчествовать обладатель кепки. Ну, хорошо — то есть, плохо: не окончится — и по этой уважительной причине нужно голосовать именно за эту партию?

О внешнеполитических приоритетах: «Я бы не хотел ни в таёжный союз, ни в Европейский. Европа разная» – и далее были противопоставлены Дания и Албания, Греция и Норвегия. И не беда, что Албания и Норвегия в ЕС не входят. Да и аргумент «разная» не слишком понятен: Украина должна вступать только в нечто одинаковое? В однородную массу?

Об экономике Донбасса: «Нужно понимать, что такое шахтёры… Мой дед был шахтёр, мой отец был шахтёр» – в общем, шахтёру спуститься в шахту — и больше ничего не нужно. А Украине — хочешь не хочешь, а культивируй шахты? Кстати, о шахтах: есть у Донецка город-побратим — Катовице. В нём и окрестностях большинство шахт в последние годы закрыли. Вот бы кто-нибудь рассказал, как там теперь, что там теперь!

«Я не хочу идти в политику». Тогда зачем всё это, зачем эти страдания и лишения?

Насчёт бюджета: «О бюджете — сядем со специалистами и разберёмся». Здраво? Безусловно, да ещё и как ловко автору вопроса указано на его некорректность!

Интернет-партия Украины: ушёл в интернет, обещал вернуться

Прежде чем писать о выступлении представителя партии на дебатах (а это был полный фурор), упомяну об одной весьма и весьма странной вещи. Дело в том, что Национальное радио предоставляет эфир для оглашения программ (читай: агитации) всем участвующим в выборах партиям. В самый прайм-тайм, с восьми до девяти вечера трём партиям в день. Третий тур дебатов был в среду. А назавтра, в четверг, было время Интернет-партии в эфире Нацрадио. Казалось бы, не слишком богатые и малоизвестные партии должны были бы, как за соломинку, хвататься за любую возможность заявить о себе, тем более за дармовую возможность. Представители Интернет-партии на радиоэфир не явились. И не только её. В воскресенье оказалось, что не явились представители Партии зелёных Украины. В другие дни — представители ещё нескольких партий, чья известность, мягко говоря, является недостаточной. Странная какая-то эпидемия наплевательства, вам не кажется?

Что же сказать о выступлении? Это было нечто сюрреалистическое — похлеще, чем «5.10». Больше всего это напоминало скульптурную композицию «Умничающий мальчик» – по крайней мере, толку было, как от скульптуры: если полученная аудиторией информация и была более вразумительной, чем в исполнении статуи, то очень ненамного. Стала, по крайней мере, очевидной одна простая вещь: интернет — это средство, благодаря которому каждый может почувствовать себя высокообразованным и сведущим во всех возможных вопросах. Почитал в интернете чего-нибудь о чём-нибудь — и такая иллюзия знаний! Одна беда: «почувствовать» и «быть» – весьма далёкие друг от друга состояния.

Представителем Интернет-партии был весьма юный субъект, и это, товарищи, правильно: как известно, интернет — это молодость мира. А с другой стороны, хотели вы омоложения политики, прихода в неё нового поколения? Так вот вам, получайте!

Вопрос о пенсиях? «В Европе каждые двое работающих содержат одного пенсионера, у нас один работающий содержит двух пенсионеров». Откуда такая точность — вот интересно? Но это ещё только вступление: «Железная дорога — источник стабильности для пенсионеров… Отрасли должны иметь своих кормильцев». К теме железной дороги наше юное дарование возвращалось ещё не единожды, причём в самые неожиданные моменты. Муза дальних странствий заела? Даже Зураб Аласания стал подначивать нашего интернетовца — что ему, в общем-то, по штату было не положено. А что оратору не давало покоя больше всего на свете — так это «корейский паровоз».

О внешнеполитических приоритетах (читайте и учитесь!): «Есть намерения, а есть стратегия действий… Ассоциация с ЕС — экономическая капитуляция… Себестоимость электроэнергии… В Украине будет клондайк… Электроэнергия — это ресурс… Если мы введём стратегию электроэнергии, нам не надо вступать в Евросоюз, это Еврпосорюз захочет вступить в Украину». Хорошо-то как, Машенька!

«Есть индивидуальные ценности, есть коллективные ценности, – наш оратор, похоже, вдруг понял, что умеет думать. – Психология потребителя или психология творца? Есть на Руси понятие «в складчину», а нам внушают «кредит» и «долг””. И ещё: «При вступлении в Евросоюз мы попадаем под понятие реституции…Если здание кому-то принадлежало, его нужно отдать. Если здание разрушено, мы должны его восстановить, если оно не существует — мы должны отстроить… Поляки прийдуть забирати наше майно». В общем, спасайся, кто может.

В ответ на вопрос об отношении к разгосударствлению СМИ: «Медіа повинні бути ресурсом… не бізнес» – и речь пошла о том, что нужны не частные, а СМИ общественных объединений, профсоюзных объединений, отраслевые, писать о каждой отрасли должны специалисты, а журналисты – «не специалисты». Нет, ну, не скажешь ведь, что в этом вовсе нет рационального зерна! Но сколько шелухи вокруг него!

Ответ на вопрос, стоит ли перепрофилировать экономику Донецкой и Луганской областей, учитывая регрессию угольной промышленности (так прозвучало): «Если достанем новые технологии — например, холодного синтеза… людей перепрофилировать… Нужно доставать новые технологии — например, холодного синтеза». Корейские паровозы пошли в отставку, да здравствует холодный синтез!

Ответ на вопрос о бюджете: «Вирахувати, где первичная статья расходов и первичная статья доходов». Ещё экономическое откровение: «Хотите покупать товар? Покупайте за наши деньги, а не иностранные бумажки! Или меняйте на технологии! Мы — колония мира!»

«Электронный бюджет… электронное правительство… электронная подача информации снизу вверх…». В данном исполнении прозвучало это так, что так и подмывало спросить: электронный бюджет — это скачанный из интернета? А электронное правительство — это значит, что министры уже и не нужны? Ну, и на десерт: «Коалиция — это обязанности междувнутренних договорённостей. Мы должны сломать систему, которая работает в точечном режиме».

Впрочем, не стоит так уж сгущать краски. Например, Геннадию Балашову спикер ИП так прямо им заявил: «Вы занимаетесь теоретическим политиканством». Чётко и ясно. Или вот, об образовании: «При СССР люди, которые не могли никуда поступить, поступали в пединститут… Всё так и осталось… Поднимать уровень педагогов». Это что — тема, которая действительно волнует, а поэтому и ответ был серьёзным?

«Правый сектор»: левой! левой! левой!

Кто больше всех должен был благодарить жребий, так это «Правый сектор». Вы говорите, он правый и даже слишком правый? На фоне своих коллег представитель «ПС» выглядел просто-таки образцом солидной респектабельности и политической взвешенности, презирающей радикализм. Время от времени даже приходилось сомневаться: не в британскую ли Палату общин баллотируется этот джентльмен? Говорил он, вопреки ожиданиям, по-украински: все прочие виденные в последнее время на телеэкране представители «ПС» говорили по-русски и только по-русски. А почему «правый»? Так это просто расположение его активистов на Майдане — ну, как сектора на стадионной трибуне.

Отвечая на вопрос коллеги из «Украины — единой страны», оратор подчеркнул: «ПС» ориентируется на патриотов Украины независимо от национальности.

Говорил как-то «Правый сектор» о том, что их партия не прибегает к биллбордам и прочим дорогостоящим средствам очковтирательства: она сражается в Донбассе — вот это и есть её агитация. По состоянию на вечер я действительно не встречал ни одного биллборда «ПС». А вот ровно на следующее утро… Выхожу на улицу — первое, что бросается в глаза, так это биллборд «Правого сектора», большой и красочный. Прохожу 50 (прописью: пятьдесят) метров — ещё один такой же.

Впрочем, и здесь некоторые ответы обескураживали во всю ивановскую. Вот, например, насчёт пенсионного возраста: «Дати працювати до того віку, до якого хочуть». Вот ведь, оказывается, в чём у нас проблема: люди хотят и хотят работать, а их молодыми на пенсию выталкивают! А ещё нужно «повернути тих, хто виїхав». Это как — под конвоем и в ГУЛАГ?

Как восстановить доверие власти? «Наша сила чітко довела, що мало говоримо й багато робимо. (Нет-нет, это была вовсе не агитация, запрещённая регламентом! – Б.Б.) Як відновити довіру? Ми будемо не говорити, а робити». Ну, и скажет кто-нибудь, что это неверно?

Насчёт внешнеполитических ориентиров так и осталось непонятно: спикер говорил о наших «нормальных геополитических» союзниках — Польше, балтийских странах, Балто-Черноморском коридоре. Можно было понять так, что в ЕС нам вступать не надо, а страны от Балтики до Чёрного моря, узрев такую благодать, сами побегут из Евросоюза в наш коридор.

«Нація — творець людини… Розділяти потреби на матеріальні та духовні нерозумно». А вот в Донбассе «з вугіллям поки що питання не стоїть… Люди можуть працювати на шахтах. Пріоритет — відновлення шахт». Это — начало и конец одной и той же реплики. О бюджете: «Припинити позичати гроші… Скорочення витратних статей, навіть непопулярні… реформи нарешті мають бути… Уряди Тимошенко та Януковича напозичали стільки грошей!..” “Ми — сировинна країна… Взяти приклад зх країн, що зробили стрибок… Нас не будуть чекати з сировиною, нас чекають з товаром».

«Потрібно кидати в смітники», – этот ответ в конце эфира сильно подпортил почти уже завершённую картину солидной респектабельности, на которую было отдано столько сил. А ирония состояла в том, что эта фраза прозвучала в ответ на вопрос: «Яким чином виборці зможуть контролювати виконання вами ваших же обіцянок?»

Сухой остаток

Если спикеры (по крайней мере, двое из четырёх, а то и трое) действительно прикалывались, играли — то хочется их разочаровать: бенефис не удался. Тяжеловесным вышел и неуместным, иронии не получилось. Зрители смеялись не над несуразностями избирательной кампании, а над «актёрами» – а это, согласитесь, разные вещи.

Третий тур дебатов был настолько насыщенным, что, вероятно, именно по этой причине блиц был скомкан. Запрет КПУ? Все «за». Право усыновления сирот иностранцами? «5.10» – «нет», все остальные не определились. Уголовная ответственность за кнопкодавство? Чёткого ответа не дал никто. Обязательный налог на недвижимость? Интернет-партия – «нет», все остальные сказали, что ответить не готовы.

Борис Бахтеев, «Вибори та ЗМІ»

фото – Facebook Національні дебати-2014