Национальные теледебаты — 5: тишь да благодать

опубліковано 24 жовт. 2014 р., 04:31 office ewgenus   [ оновлено 24 жовт. 2014 р., 04:41 ]
В этом туре должны были схлестнуться «Громадянська позиція» и «Оппозиционный блок» – Сцилла и Харибда украинской политики. Зрелище должно было быть многообещающим. Увы, многообещало оно очень недолго

Участники:

Вадим Рабинович, «Оппозиционный блок»,

Тарас Стецькив, «Громадянська позиція»,

Михаил Опанащенко, Либеральная партия Украины

Анна Нечай «Солидарность женщин Украины»

Пятого выпуска теледебатов лично я ожидал с нетерпением. На часы даже всё время посматривал: ну, когда уже начнётся, ну, когда? Во-первых, это был первый выпуск после четырёхдневного перерыва. А во-вторых, в этом туре должны были схлестнуться «Громадянська позиція» и «Оппозиционный блок» – лёд и пламень, поэзия и проза, молот и наковальня, Сцилла и Харибда украинской политики. Зрелище должно было быть многообещающим. Увы, многообещало оно очень недолго. И на выходе осталось предательское чувство, словно тебя крупно надули — пригласили в оперу и показали школьный утренник. Стрелка эмоционального вольтметра мирно покоилась на нуле, на экране разворачивалось нечто вроде дружеских посиделок-поговорилок, все были довольны друг другом, и лишь представитель ОБ Вадим Рабинович время от времени вносил некое эмоциональное разнообразие — которое, впрочем, было типичным оживляжем и непосредственно к теме отношения чаще всего не имело.

Ведущие Мирослава Гонгадзе и Зураб Аласания за время передышки набрались сил и проявляли завидную дотошность, задавая и задавая уточняющие вопросы всем и каждому и стараясь дожать все уклончивые и поверхностные ответы. Модерировали, одним словом, на совесть. Увы, чаще всего их усилия оказывались тщетными и отклика у участников не находили. Наверное, это и был профессионализм политиков — умение так и не давать содержательных ответов, несмотря на все попытки ведущих.

Были и неудачные моменты. Вопрос о том, кто финансирует избирательные кампании партий — разумеется, ничего особо вразумительного участники не сказали и сказать не могли. Да и не для этого тура: в «Опблоке» немало богатеньких буратин, которым несложно финансировать кампанию, три остальные партии слишком активной агитации не ведут.

«Какой курс гривни является экономически обоснованным?» Ну, хоть бы кофейной гущей дебатирующих обеспечили! Вообще-то, такие вот конкретные вопросы непродуктивны. Ну, называли кандидаты цифры, ну, какие-то аргументы. А модераторы могли аргументированно их оценить? Или, может, зрители?

«Солидарность женщин Украины»: пропустите даму в парламент!

Ещё одно странное политическое новообразование. Тот же «Заступ», только гендерный. В смысле, такое же якобы политическое объединение по совершенно несущественному для политики признаку. Что ж, лиха беда начало: надо полагать, к следующим выборам у нас появятся партии, созданные по признаку возраста, цвета волос, любимого сорта чая. Нет, никто не спорит: общественная организация с таким названием — именно в качестве общественной организации — была бы очень и очень кстати.



Вдобавок ко всему, в ходе дебатов в исполнении представительницы СЖУ не прозвучало ничего ни феминистического, ни гендерно-антидискриминационного, ни вообще сугубо женского. Так что, как говорят в определённых кругах, тема женщин не раскрыта: что за солидарность, в чём солидарность, против кого солидарность, почему только женщин, а не всех граждан — это что, клуб мужененавистниц какой-то? Да, вроде бы, нет: в демонстрируемом по телевидению агитационном ролике СЖУ обещает всех нас согреть. Хорошо, ловлю на слове, согревайте — только, пожалуйста, не все сразу, ладно?

А вообще, партии с подобными названиями — заветная мечта любого диктатора. Пусть, мол, на выборах выясняют отношения между женщинами и мужчинами — лишь бы на настоящую политику не покушались.

Итак, ответы на вопросы. «Каким ваша партия видит территориальное устройство страны?» Ответ: «Децентрализованное… Унитарное государство… Право принимать политические решения на местах… Жилищно-коммунальное хозяйство, обеспечение жизнедеятельности… Обеспечение жизнедеятельности семьи…». Дорогие солидарные женщины, вы хоть сами поняли, что сказали? Или это у вас секретный код такой — для посвящённых? Политические решения на местах — это что, «Солидарность женщин Украины» имени батьки Махно? Что же касается жизнедеятельности, то до сих пор это был, скорее, медицинский термин: там, принять пищу, переварить её — ну, и далее по списку. В политическом регулировании это всё до сих пор не нуждалось.

Вопрос: «Вам не здається, що в умовах війни тотальна децентралізація не на часі?” Ответ: «Децентрализация управляемая… Украина многонациональна… Децентрализация даст возможность учитывать национальные особенности, культурные особенности». Что-то не приходилось слышать, чтобы у нас были национальные административно-территориальные единицы? Не перепутала ли госпожа спикер Украину с Россией?

Вопрос о том, как разрешить кризис на Востоке и как строить отношения с Россией. А вот так: «Переговоры на всех уровнях… Директора предприятий, директора школ, учителя… Мы не знаем, чего хотят те люди». На уточняющий вопрос, насколько оккупационная власть прислушается к учителям и директорам школ, вразумительного ответа найдено так и не было — мол, учителя — это же святое.

О блоковом или внеблоковом статусе: «Нужно знать, что это такое… Наши ребята будут воевать по всему миру по решению блока… По решению блока у нас появятся базы для ядерного оружия». И правильно же сказала: и вправду, нужно знать, что это такое — особенно если в парламент идёшь.

«Громадянська позиція»: где будем делать талию?

Отличительная черта нынешних дебатов — практически поголовное отсутствие на них первых лиц партий. Партии, реально претендующие на место под куполом, играют вторым, а то и третьим, составом все как одна — что очень красноречиво показывает их отношение к дебатам. Да, кстати: давно известно, что хорошие идеи витают в воздухе. Но чтобы все более-менее проходные партии осенила одна и та же идея — по теории вероятностей это, конечно, возможно, но очень и очень маловероятно. И чтобы никто не захотел выделиться на общем фоне, и выгодно выделиться, прислав на дебаты умудрённого в ток-шоу лидера? Честное слово: гораздо более вероятным кажется, что существует какая-то всеобщая конвенция, договорённость, джентльменское соглашение.

Казалось: уж ГП точно пришлёт лидера. Во-первых, потому что ГП и Анатолий Гриценко — в сознании граждан вещи практически идентичные, мы говорим: «Громадянська позиція» – подразумеваем: «Анатолий Гриценко». Во-вторых, быть белой вороной, не таким, как все, выделяться на общем фоне, иногда даже там, где лучше было бы этого не делать — это фирменный конёк Гриценко, его политическое Я, его стиль и его изюминка. И в-третьих, Анатолий Гриценко — действительно один из лучших дискуссионеров в украинском политикуме. Да, он может быть импульсивным и категоричным, упрямым и прямолинейным, излишне эмоциональным и непробиваемым. Но он никогда не бывает скучным. Никогда не говорит ни о чём, никогда не растекается мыслью по древу и не толчёт воду в ступе.

Казалось бы, присутствие в студии «Оппозиционного блока» должно было только придать Гриценко куража, подстегнуть его. Увы, вместо него был Тарас Стецькив. Не самый серый оратор, но на фоне ожиданий Гриценко он выглядел бледной тенью. Он стал большущим разочарованием. И, главное, какой-то особо чёткой позиции так и не обозначил — не хуже, чем другие, но и не более того. «Ну, и где же ваша позиция?» – так и подмывало спросить после каждого ответа.



Дурной пример, как известно, заразителен. Вопрос о территориальном устройстве. Ответ: «Унітарна децентралізована республіка». Политология знает пару антонимов «унитарное — федеративное государство». Пары «централизованное — децентрализованное государство» среди фундаментальных категорий нет, в данном случае это были чисто описательные слова. Потому что, по идее, должен был бы последовать уточняющий вопрос: насколько децентрализованное? До какой степени децентрализованное? Децентрализация — это процесс, направление — но не состояние и тем более не официальный статус. Точно так же, как, скажем, модернизация: если существует модернизация, то все государства делятся на модернизированные и немодернизированные. При Горбачёве, вон, ускорение было. Так что же, в результате должно было выйти «ускоренное государство»? И, кстати, вообще-то, речь идёт о децентрализации УПРАВЛЕНИЯ государством.

А Стецькив уже нёсся дальше: «Адміністративна реформа… Укрупнення населених пунктів… укрупнення районів…». От услышанного стало дурно. Потому что было совершенно непонятно, какая связь существует между децентрализацией и укрупнением населённых пунктов. И тем более было непонятно вот что: если территорию с радиусом 20 километров объявить одним селом — превратится ли она от этого в единое село в реальности? Присоединить к Киеву пол-области — станет ли ОНО от этого действительно единым интегрированным городом? Да, а как люди будут добираться до сельсоветов и других учреждений? В каждом «укрупнённом» селе пустят метро? Типичный взгляд сверху, когда людей и их условий жизни словно не существует. Если это и есть ГРАЖДАНСКАЯ позиция, то Тарас Стецькив тогда — Дульсинея Тобосская.

Укрупним город Киев до размеров всей Украины — вот вам и вся децентрализация? А что: объявим нынешние органы государственной власти органами городского местного самоуправления — и скажите потом, что это не децентрализация!

Последовал уточняющий вопрос: чем децентрализация отличается от федерализации? Ответ сразил наповал: «Бо залишається обласний устрій. Області не міняються». Нет, ну, вот как это назвать? Святой наивностью? Области — это не федерализация. А федерализация — это что? Непременно штаты или земли? Нет, неужели Стецькив действительно не понимает, что не в названиях дело? Что в России тоже области, а она — федерация, по крайней мере, официально, по конституции? А в Канаде — провинции; провинции есть и во многих унитарных государствах. Что назвать можно как угодно — дело в отношениях между центром и административными единицами? Да, чувствую, дореформируемся мы.

О децентрализации в условиях войны: «Це не є одномоментний процес… Децентралізація шляхом укрупнення населених пунктів давно назріла». Нет, час от часу не легче. Уже, оказывается, не укрупнение как сопутствующее децентрализации действие, а децентрализация «шляхом» укрупнения. Укрупнили — и всё, можно потирать руки: децентрализовали? Даже страшно становится — очень уж напоминает сталинское «отмирание государства через его усиление». Да, а неодномоментная децентрализация — это как, да ещё «шляхом» укрупнения? Ползучая, что ли? Каждый день укрупняем населённые пункты на сто метров?

Разрешение кризиса на Востоке? «Ніякого громадянського протистояння немає, є агресія Росії… Ми навесні віддали Донбас… Дипломатичним шляхом плюс воєнним плюс санкції Заходу… Путін визнає тільки силу, й рано чи пізно ми Донбас визволимо». Оптимистичненько так. Вот только как — не слишком понятно.

«Оппозиционный блок»: «И примкнувший к ним Рабинович»

А вот «Оппозиционный блок» поступил очень даже мудро, откомандировав на дебаты Вадима Рабиновича. Прежде всего, это единственный человек в более-менее верхней части партийного списка, над которым не нависает тень Виктора Януковича. В смысле, он единственный «не был, не состоял, не привлекался». И пусть сегодня активисты ОП и симпатизирующие им политологи изо всех сил клеймят подлых провокаторов, которые нагло и, главное, совершенно безосновательно привязывают имя Януковича к чистому и непорочному «Оппозиционному блоку» – мы-то знаем, как оно на самом деле.

Ещё одно завидное и редкое в кругах «Оппозиционного блока» качество Рабиновича — умение не бубнить в бумажку, а говорить на публику, причём говорить ярко, образно, неожиданно и экспрессивно, а иногда даже слишком экспрессивно. Да ещё и не сваливаться при этом в оскорбления, не грубить и не демонстрировать презрение к оппоненту.



Наконец, с Рабиновича взятки гладки. Кто он в компании испытанных и спаянных экс-регионалов? Да никто — так, погулять вышел. У Рабиновича несравненно больше, чем у любого его товарища по избирательному списку, степеней свободы; даже находясь в списке, он — сам по себе. «Всё сказанное вами не может быть использовано против нас», – вероятно, нечто подобное говорили ему товарищи по списку, вдохновляя на поход в телестудию.

Увидев на экране Рабиновича, многие телезрители — и в этом я совершенно уверен — даже не поняли, что оно такое – «Оппозиционный блок», и что за компания спряталась за спиной весёлого и находчивого балагура. Послушав шоу Рабиновича, многие и не вспомнят, что в основном своём составе «Оппозиционный блок» – это совсем другое шоу, и далеко не такое весёлое.

О территориальном устройстве: «Земли, как в Швейцарии. Крупные земли… Построить Украину как Швейцарию Восточной Европы… Новый парламент — новая конституция». Устроим вместо областей земли — и заживём, как в Швейцарии! Кстати, в настоящей Швейцарии кантоны, а не земли, и далеко-далеко не крупные.

Отвечая о децентрализации в условиях войны, пан Рабинович был краток и категоричен: «Никакой децентрализацити не будет! Ни одна власть не отдаст власть!.. Избрать парламент, где будут представлены все регионы (а у нас что, не так? А мажоритарная половина тогда зачем? – Б.Б.) и уйти… Отстаивать интересы Востока и Юго-Востока». Вот это в риторике Опблока умиляет больше всего: интересы Юго-Востока. А что, в отличие от Запада и Центра, интересов граждан — причём разных интересов у разных граждан — на Юго-Востоке нет? Сами не заметили, как украинцев на сорта делят? А именно делят: если Украина — это набор монолитных регионов, то каждый регион — это свой отдельный сорт!

Децентрализация в условиях войны? «Должны сесть в тюрьму все, кто развязал войну. Первый — Янукович… рядом с ним — все правители, которые развязали войну». Это о ком, вот интересно? Или просто звучит красиво? Ещё ниже спикер ОБ заявил: «Это от безграмотности. Люди пугаются слова «федерализация», хотя многие не понимают, что это такое. Не надо делить Украину! Хватит панувать Киеву!»

Насколько глубоко государство может вмешиваться в рыночную экономику? «Два года создавать малый и средний бизнес. Создать социальные лифты». А как же предшественница нынешнего «Оппозиционного блока», Партия регионов? «Надо убрать правительство от законодательной власти», – заявил эпатажный политик и высмеял связь между количеством голосов, полученных на выборах, и участием в правительстве, а заодно и Конституцию.

О восстановлении экономики Донбасса: «В первую очередь не считать жителей региона людьми второго сорта… Создать свободную экономическую зону… Они не виноваты, что государство не защитило их… Говорят: пенсию дадим, когда поднимете украинский флаг. А как его поднять, если пристрелят тут же?» А как давать пенсии, пока флага нет? Может, господин Рабинович курьером поработал бы? Да и свободные экономические зоны — по крайней мере, их так называли — уже были. И что в результате? Копанки? Ну, и без «второго сорта» – просто никуда, как же без фирменного блюда! В огороде бузина, а в Киеве дядька от «Оппозиционного блока». Наговорить громких слов — это и Рабиновичем быть не надо. А вот слабо у сопартийщиков спросить, что они делали для защиты своих преданных избирателей?

А это — без комментариев. Читайте и наслаждайтесь изысканной куртуазностью: «Мы давно уже видим, что социология давно уже опередила две самые продажные профессии — журналистов и проституток». И — просто тебе новый Нострадамус: «Готовится почва для масштабных фальсификаций. Это будут самые грязные выборы в истории Украины». Спорить не буду: товарищи Рабиновича по «Оппозиционному блоку» в фальсификациях и признаках их неотвратимости разбираются лучше, чем кто бы то ни было другой. Специалисты высшей категории.

ЛПУ: тяжёлая это работа — в Украине быть либералом

«Либерализм», «либеральный» – одни из тех политических терминов, которые в Украине не значат ровно ничего. Совершенно ничего. Либералов в Украине — пруд пруди: в кого пальцем ни ткни — обязательно либерал. Где два украинца — там непременно пять либералов. А может, и все восемь. Да что там говорить, если даже Партия регионов, ненавидящая «либерти» — свободу — всеми фибрами своей партийной души, подвизалась у нас в либеральных! А если кто-нибудь у нас и не считает себя либералом, то непременно найдётся другой кто-нибудь, который обвинит его в либерализме.



В общем, крепко попала эта ЛПУ. Вероятно, именно поэтому сколько она ни пробует себя на выборах — столько же и остаётся где-то в самом конце турнирной таблицы. Ибо Либеральная партия Украины — всё равно что «Французская партия Франции». А пробует себя на выборах ЛПУ не то что давно — чрезвычайно давно, ещё с кучмовских времён. И ничем особо либеральным — так, чтобы выделиться на общем фоне — себя до сих пор не проявила.

О территориальном устройстве: «Запровадити виконкоми, обирати голів, один з них на один рік обирається прем’єр-міністром… Обираються посади слідчих і прокурорів… Розконцентрувати владу повністю, прибрати ту булаву”, которая искушает. Всех переплюнули либералы, абсолютно всех.

«Не можна плутати події на Сході з децентралізацією» – коротко и ясно. Кто путает, как путает — не важно, «не можна», и всё тут! Децентрализация в условиях войны: «1. Врятувати Донбас. 2. Врятувати Україну… Якщо політики приміряють форму солдатів — хай ідуть воювати… Вони неефективні як політики, вони не відбулися як політики».

«Прийняти програму реформ нашої партії». Як же це так — ви не читали програми реформ ЛПУ? І не чули?

“Неправильно, когда политики формируют правительство… На то и децентрализация… Не надо политиков в министры… Очень вредно смешивать законодательную власть и исполнительную… В правительстве должны быть технократы, техническит профессиональные люди». Вот, оказывается, какие дураки во всём мире! До элементарного не додумались!

«Використовувати національні ресурси». Либерально-то как! «Націоналізувати підприємстваінфраструктури. Податок на інфраструктуру. Створити нові робочі місця». Ещё либеральнее! Аласания даже спросил об этом. «Сидять, як собаки на сіні», – был ответ. И это была правда. Вот только пояснить, что само монопольное владение объектами инфраструктуры нелиберально, наш гость студии так и не догадался.

Джинса! Как много в этом звуке!

Журналистка «Телекритики» Светлана Остапа спросила как побороть джинсу.

«Громадянська позиція»: «Будемо ініціювати заборону політичної реклами під час виборів, лише дебати… У багатьох західних країнах так і є, що заборонено пряму рекламу». Но в том-то и дело, что джинса — не реклама!

«Оппозиционный блок», после оскорбительной для «Телекритики» реплики, устами Рабиновича заявил: «Я на своїх каналах не розміщую рекламу». И чуть далее: «Ни один коммерческий канал без джинсы не проживёт. Оставить для рекламы один канал, а на всех остальных запретить».

Тут — на мой взгляд, зря — ведущий пояснил значение слова «джинса». Почему зря? Да потому что, как говорил один российский деспот: «Дабы дурость каждого…». Впрочем, если этот шаг и привнёс мудрость, то совсем немного. ЛПУ: «Прихована реклама якщо не несе агресії — то й нічого страшного. Ніхто не зможе прибрати рекламу з телебачення, бо з неї воно живе». СЖУ: «Скрытая реклама — это плохо. Но ещё хуже — промывание мозгов».

Вот так: мы тут с вами уже сколько лет бьёмся с джинсой, трубим о ней на весь мир, а оказывается, ЭТИ даже не знают, что оно такое. Или, скорее всего, делают вид, что не знают. Ну, а «дурость каждого»? В нашей политике она — отнюдь не помеха.

А, между прочим, джинса — это даже не просто коррупция, а коррупция, сопряжённая с мошенничеством. Поскольку признаки мошенничества — обман и злоупотребление доверием — налицо. Так как же, господа потенциальные депутаты: может, и мошенничество «никто не сможет убрать»? Тяжело ведь, и вправду, думать надо!

И блиц. Лишение гражданства за сепаратизм: солидарные женщины и «Опблок» – «нет», остальные – «да». Лишение депутатской неприкосновенности: ЛПУ – «нет», остальные – «да». Выборность судей: женщины — частично, «Громпозиция» – нижних уровней, остальные – «да». Легализация лёгких наркотиков: женщины – «да» (вот это да!), Рабинович — лично «нет», но вообще «да» (или наоборот?), остальные – «нет».

Борис Бахтеев, «Вибори та ЗМІ»